Таллин и Рига, Хельсинки и Стокгольм, и КМС

0
57
Хочу КМС

Рассказ о спорте и околоспортивной жизни из сборника «Заметки о неспортивном поведении».

Начало:
«Хочу КМС» — «Заметки о неспортивном поведении»

***

Он отвез ее к себе, в однокомнатную квартиру недалеко от спорткомплекса. Лифт опять не работал. Чуб пожал плечами. Он поднимался по лестнице следом за ней и понял, что у нее самые красивые ноги из всех, что он видел в последнее время.

Они немного отдышались, пока он открывал дверь.

Комната была просторной, с двумя большими окнами, и балконом. Здесь было только все самое необходимое. Двуспальная кровать, два небольших полиэтиленовых шкафа и телевизора на стене. В дальнем конце комнаты под окном были оленьи рога. Брезентовый шезлонг заменял кресло. Три полки на стене, заполненные американскими и испанскими книгами в мягких обложках, завершали обстановку.

Геннадий закрыл дверь и прислонился к ней, пока девушка осматривалась.

— Прекрасно! — сказала она. — А я живу в каморке. Как вам повезло, тут так просторно! Как же вам повезло! — Кира села на кровать, стульев в его комнате не было.

Геннадий подошел к ней и положил руки на ее бедра. Они смотрели друг на друга, улыбаясь. Геннадий наклонился, его губы пробежали по юной шее. Через пару секунд она отстранила его и пересела в шезлонг.

— Расскажите мне о себе еще, — сказала она, лукаво улыбаясь. — Но сначала дайте мне соку. У вас есть сок?
— О себе? Обо мне многозначительно говорят эти ветвистые рога, — и Геннадий со вздохом развел руками и показал на рога. Но блеск в глазах выдал его прекрасное настроение.
— Как вы вернулись? Скучно стало там?

***

— Как я вернулся? Это целая криминальная история, — Чуб задумался и решил продолжить. — Виза, естественно, у меня была просрочена. Хорошо, что срок паспорта ещё не истёк. Но был уже на готовые.

Я поехал в Польшу к своим знакомым спортсменам, которые учились у нас в городе в институте физкультуры.

Там я через них оформил несколько фиктивных страниц о соревнованиях и грамоты с медалями, якобы с этих турниров.

В паспорте, подтер даты на визовой странице и дал пожевать собаке у одного знакомого. Убедившись, что исчезли для простого глаза цифры, компрометирующие мое долгосрочное пребывание за пределами России, я купил билет на поезд до Белостока. И с трофеями блудный сын поехал на родину.

Поляки меня пропустили не мешкая, увидев грамоты и сверив с датами турнира на сайте федерации тяжёлой атлетики Ченстоховы.

Наши погранцы держали меня более трёх часов, выпытывая из меня, каким транспортом я прибыл в Польшу и как умудрился испортить паспорт.

У меня почти на все вопросы были заготовлены ответы. И главный был, что я прилетел в Варшаву из Минска. А кто им будет давать данные пассажиров, ведь я не в списках международных беглецов.

Но думаю, что мои данные сейчас у них на гвозде.

Проверив мои сумки, они поняли, что я простой спортсмен, пытающийся подзаработать ещё и на фарцовке мелочного товара, типа серебряных украшений. Часть украшений они изъяли под предлогом, что не положено везти больше определенной суммы. А мне это было на руку. Потерять 200 евро и пересечь границу — это как …

Я сел на поезд и спокойно доехал домой.

Чуб встал, налил себе виски и наполнил стакан соком девушке …

***

Киру поздравляли. Но были и те, кто поздравлял вроде с подвохом. Неискренне, но поздравлял. Самой главной проблемой явились парни из спортшколы. Которые ехидно улыбались, когда она запросто стала входить в каморку тренера, как к себе домой. Но Чуб через пару дней поставил их на место.

— Я заранее прошу прощения, молодые люди, но мне придется задать этот вопрос. Как я понимаю, главной темой ваших бесед было … ну, скажем так, изменение статуса молодого КМС? Вернее, молодой!

— Ну, да!

— Поверьте старику, — на самом деле Чуб никогда не считал себя стариком, но для красного словца применял это выражение — я прекрасно понимаю, какой это был удар для вас узнать, что девушка стала хозяйкой каморки. Так вы ее обозвали?

— Да нам все равно, — проговорил почти невнятно Антон.

— Ну если так, то я и объяснять вам не буду, почему будущий мастер спорта стал полноправным хозяином некоего угла! Хорошо!?

Парни разошлись нехотя. Видно было, что мастер их упрекнул своей прямой речью. Чуб удалился к себе в каморку, ничуть не расстроившись услышанным сплетням. Он знал, что у него есть талант портить людям настроение без всякого серьезного повода. А тут вроде был повод.

Перед сессией Кира с подругой побывали в Таллине и Риге, Хельсинки и Стокгольме. Короткие путешествия по три дня принесли немало ярких впечатлений девушке. Кира присылала красочные фотки. Чуб тоскливо смотрел на западные ландшафты, но ему было очень приятно рассматривать довольную воспитанницу.

На показатели в тренировках эти поездки не сказались. Девушке тоже надо было отдыхать от силовых почти ежедневных нагрузок. А европейский отдых был ей приятен. И нов!

Вероятно, она могла считать себя счастливой. Ее подружки и сокурсницы иногда завидовали ее спортивным успехам и званиям. Некоторые ее сверстницы становились на скользкую дорожку. Но Кира пока не чувствовала себя полностью счастливой. Спорт и визы открыли перед ней новый мир, небольшую известность, которой она училась пользоваться, привлекла парней.

Но она была не настолько меркантильна, чтобы считать это уже счастьем.

Какой-нибудь писатель непременно бы написал в этом месте, что для Киры началась новая жизнь, но, по сути, это было не так. Да, выполненный, а вернее перевыполненный норматив КМС немного ее окрылил. Ведь это было ее мечтой, когда она пришла к Чубу. Но даже за это короткий период общения с ним, она поняла, что КМС это не звание, это разряд.

***

Чуб взял со стола телефон.

— Иди к нам в подвал!
— Я уже в душ собралась и вещи надо собрать.
— Я не собираюсь ничего обсуждать. Я просто хочу тебя увидеть. Пожалуйста … Ведь ты завтра уезжаешь. — В его голосе слышалась мольба.

— Я позвоню из Твери. — Кира сомневалась
— Я не хочу разговаривать с тобой за тридевять земель по телефону. Сейчас ты здесь. Я хочу тебя видеть.

— Вы пьяны? — забеспокоилась она.
— Нет. Но если … — напьюсь. — И Чуб закашлялся.

Кира поняла, что он обязательно осуществит свою угрозу.

— Я не стану делать глупостей. Обещаю.

Когда Кира открыла дверь зала, она была удивлена. Такого скопления занимающихся она не видела.

Чуб вышел из каморки и торжественно поздравил Киру с отличными выступлениями в сезоне и вручил ей грамоту и кубок от спортшколы.

Потом все пили чай, ели мороженое и много было добродушного смеха.

****

На каникулы Кира уехала в свой родной дом с серебряным значком. Правда он лежал в рюкзаке, но был при ней. Солидный серебряный квадратик можно и даже нужно показать родным. Чтобы не очень они ее ругали, по их словам, за глупую ее затею с тасканиями железок …

Конец первой книги

Молдавское вино — химия любви


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here