«Щит и меч» не просто фильм

0
146
Щит и меч

«Щит и меч»

Станислав Любшин (слева) и Владимир Басов на съемках

Станислав Любшин (слева) и Владимир Басов на съемках.
Полвека назад на экраны вышел фильм, который ломал все сформированные отечественным кинематографом стереотипы об образе разведчика: «Щит и меч». Он вошел в рейтинг самых кассовых картин советского кино, а прозвучавшая в фильме песня стала народной.

Сначала был роман «Щит и меч». Но задуман он был автором как книга о советских разведчиках, работающих в Америке: в начале 1960-х, на фоне ядерного противостояния двух держав — СССР и США, тема была весьма актуальной. Генерал-лейтенант КГБ Виталий Павлов, в те годы курировавший работу нелегалов за границей, даже устроил встречу писателю, одновременно главному редактору журнала «Знамя» Вадиму Кожевникову, с легендарным Рудольфом Абелем, которого за несколько лет до этого обменяли на американца Фрэнсиса Пауэрса. Но тот, прочитав первые главы романа, наотрез отказался связывать свое имя с главным героем книги Александром Беловым (по замыслу автора, здесь прослеживалась перекличка имен: Абель — А. Белов): уж слишком он напоминал разведчику Джеймса Бонда. И тогда партийные идеологи предложили Кожевникову написать другой роман — о военных разведчиках. И прототипом Белова стал другой герой войны, известный разведчик-диверсант Александр «Зорич» Святогоров.

Блистательных операций на счету у Зорича и руководимой им команды — несколько десятков, включая кражи шифров МОССАД, организацию ликвидации Степана Бандеры и нескольких известных нацистских генералов. Но завязкой для романа стала операция Зорича времен войны, когда он внедрился в нацистскую разведшколу и завоевал доверие ее руководителя.

Это позволило Святогорову передать в Москву список шпионов, засланных на территорию советских войск, а затем и ликвидировать шефа СС Украины и Заднестровья.

Роман Кожевникова «Щит и меч» вышел в 1965 году и сразу стал популярным. Дочь писателя Наталья, которая впоследствии также стала литератором, вспоминает, что отец был недоволен успехом романа, так как он оттенял его военные рассказы, которые тот считал более ценными.

Идея экранизации книги появилась через год, когда стали думать, как кинематограф может отметить пятидесятилетие внешней разведки. Времени оставалось мало, поэтому создание картины решили поручить человеку, которого считали одним из самых «быстрых» режиссеров отечественного кино, — Владимиру Басову.

"Щит и меч" не просто фильм

Плакат фильма «Щит и меч»

В памяти большинства Владимир Басов остается мастером эпизода или актером второго плана: продавец пиявок Дуремар из «Золотого ключика», полотер из «Я шагаю по Москве», шеф гангстеров из «Приключения Электроника», Волк из фильма «Про Красную Шапочку» и других. И только специалисты и настоящие любители кино знают его в первую очередь как режиссера, который снял такие фильмы, как «Дни Турбиных» по Булгакову, «Метель» по Пушкину, «Тишина» по Бондареву и пятнадцать других отличных картин.

За сценарий фильма «Щит и меч» Басов и Кожевников взялись с неохотой. Они оба были фронтовики, хорошо знали, что такое война, и им не хотелось создавать очередной пропагандистский фильм о бравых советских разведчиках, которые лихо обводили вокруг пальца недалеких офицеров-фашистов, выуживая у них военные тайны. Но по мере написания сценария у режиссера стало складываться свое видение будущей картины.

"Щит и меч" не просто фильм
Щит и меч

«Щит и меч» снимался в течение года и двух месяцев. Потом был монтаж, озвучка, утверждение — в общем и целом на все это ушло два года, и к назначенному сроку — 50-летию создания органов госбезопасности, которое отмечалось в декабре 1967 года, не уложились. Режиссера неоднократно вызывали «на ковер», ругали, грозили ему выговорами и снятием с ленты, но он стойко терпел. Впоследствии Басов вспоминал, что мог бы и быстрее снять, но тормозили бюрократические проволочки, связанные с выездом актеров за границу: фильм, кроме Калининграда, снимался в Польше и Германии.

Немало времени заняла и озвучка. Но оно того стоило. Впервые в советском кино был точно подобран фон немецких песен и маршей, которые звучат лейтмотивом или по радио. А когда пришло время утверждать картину, разразился вдруг страшный скандал.

В картине все было не так, как в привычных для советского зрителя фильмах про военных шпионов. Разведчику противостояли не карикатурные немецкие офицеры, а вышколенные, умные, дисциплинированные и образованные соперники-гестаповцы, безупречные по внешнему виду — настоящая армия, готовая к большой войне. Даже аккуратная форма немецких офицеров, которую специально сшили к фильму, производила впечатление и на актеров, и на потенциальных зрителей.

— Однажды на съемках в Берлине мы пошли перекусить, — вспоминает исполнитель главной роли Станислав Любшин. — Я, Олег Янковский и замечательный литовский артист Альгимантас Масюлис, который играл генерала. Времени переодеваться особо не было, перерыв был небольшой. И вот мы входим в немецких формах штандартенфюрера и офицеров, и весь зал, который пил пиво, а там было человек триста, вскочил из-за стола с приветствием. Мы отдали честь и вышли из пивной. Так потом голодные и играли этих проклятых фрицев.

Кстати, до начала съемок, во время утверждения кандидатуры на главную роль, персона Станислава Любшина тоже вызвала яростные споры. Он никак не подходил под стереотип разведчика, которых до него играли, к примеру, мужественные Павел Кадочников, Вадим Медведев, а через пять лет сыграет Вячеслав Тихонов в фильме «17 мгновений весны». Но благодаря знакомству Басова с ветеранами разведки, которые консультировали фильм, ему удалось отстоять кандидатуру Любшина.

Офицеры подтвердили — настоящий разведчик-нелегал выглядит именно так — неброский и скромный. То есть без особых примет.

"Щит и меч" не просто фильм
Щит и меч

Олег Янковский в роли Шварцкопфа и Станислав Любшин в роли Белова Фото: кадр из фильма «Щит и меч»

Пока киноведы и кинокритики разбирались в недостатках и достоинствах фильма, выбор за них сделали зрители, которые буквально штурмовали кинотеатры. Четырехсерийную картину показывали частями: по две серии. Чаще всего те, кто посмотрел первые серии, не дожидаясь следующего дня, шли в кассу за билетами на третью и четвертую. Школьники переписывали друг у друга тексты песен «С чего начинается Родина» и «Махнем не глядя». В конце года исполнитель роли Александра Белова — Станислав Любшин — был назван лучшим актером СССР 1968 года, а его партнера по фильму, тогда еще никому не известного актера саратовского драмтеатра Олега Янковского режиссеры стали наперебой приглашать в кино.

Кстати, то, как попал Янковский в кинематограф, уже стало легендой. Владимир Басов никак не мог найти актера на роль друга главного героя — Генриха Шварцкопфа. Увидев во Львове молодого человека, сидящего в гостиничном кафе, он сказал супруге: «Вот этот бы отлично подошел на Генриха. Так ведь, наверное, не актер. Скорее всего, физик или филолог».

Оказалось, молодой человек — актер, который приехал в город с театром на гастроли. Так великий Олег Янковский получил свою первую роль в кино.

Из интервью:

Александр Басов, режиссер, сын Владимира Басова:

— Изначально серий в фильме должно было быть три. Но чтобы сеансы были равновеликими — у кинопроката свои законы — потребовали снять четыре серии, так как хотели показывать по две на смежных сеансах. Отец рассказывал, что, когда критики пеняли на то, что заключительные серии получились слабыми, ему было досадно. Если бы картину передали из Госкино в Комитет по телевидению и радиовещанию и не стали искусственно удлинять метраж, она бы от этого только выиграла.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here