Разведывательные и диверсионные школы Абвера. Обучение

0
51
Абвер

Разведывательные и диверсионные школы Абвера. Набор агентов

Будущие агенты-разведчики изучали методику сбора развединформации, им рекомендовали в каче­стве основных способов сбора личное наблюдение и опрос знающих лиц, подслушивание разговоров, спаивание военнослужащих, добычу интересующей информации с помощью женщин, имеющих связи с военнослужащими и лицами руководящего звена.

Наиболее подготовленным агентам, забрасываемым в советский тыл под личиной советских офицеров, предлагалось задерживать под различными предлогами (в основном под видом военных пат­рулей и организации лже-КПП) отдельных воен­нослужащих и гражданских лиц для последующего добывания интересующей информации.

В курс обучения агентуры также входили мето­дика перехода линии фронта, поведения в совет­ском тылу и при задержании, на допросах и в мес­тах заключения. При этом агентуре рекомендовали отстреливаться до последнего патрона, последний оставляя для себя. В случае захвата живьем или раненым, агенту рекомендовали скрывать свою принадлежность к немецким разведслужбам и согла­шаться на перевербовку для последующего возвра­щения к немецким шефам.

Агенты-разведчики изучали структуру советских вооруженных сил, знаки различия личного состава, основы топографии, картографию и ориентацию с компасом и картой, определение по памяти места своего нахождения, стрелковое дело, тактику, занимались физической и строевой подготовкой.

Будущие диверсанты изучали аналогичные дисциплины, а также методику проведения диверсий, свойства взрывчатки и методы ее закладки, арсенал зажигательных средств и их применение, приготовление простейших взрывчатых веществ, огнестрельное оружие и практическую стрельбу из него. На практических занятиях знания закреплялись, и агентам демонстрировали, как правильно закладывать заряд, изучалась методика проникновения на объект.

Радисты изучали общие дисциплины, радиоде­ло, умение работать на ключе на слух, как правиль­но вступать в сеанс радиосвязи с центром, виды шифрования текста и дешифровки полученных со­общений. Радист считался подготовленным, если мог принимать и отправлять без ошибок до 80 зна­ков азбуки Морзе в минуту.

Во всех школах существовал установленный распорядок дня. Обучающимся разрешалось обще­ние между собой, при этом категорически запре­щалось общение с гражданским населением. Выход из школы в город разрешался руководством органа только в исключительных случаях.

В среде учащихся насаждалась специальная осве­домительная агентура, выявлявшая лиц, отрицатель­но настроенных против немцев, поставлявшая ин­формацию о них руководству школы. Разоблаченных заговорщиков направляли в штрафные лагеря. Ино­гда осведомители были обязаны вести наблюдение за выпускниками в составе групп, заброшенных в совет­ский тыл. На случай измены кого-либо из состава группы осведомитель должен был его ликвидировать.

Перед окончанием учебного курса агенты осваи­вали премудрости заполнения фиктивной докумен­тации и ее использования в советском тылу.

Заброска групп и агентов-одиночек, как прави­ло, велась не самими школами, а фронтовыми абверкомандами, группами и их передовыми филиалами-мельдекопфами. Воздушным путем, агентура миновала наземную линию фронта на самолетах специальных авиаэскадрилий. Широко практико­вался пеший переход линии фронта. Некоторая часть подготовленной агентуры оставлялась нем­цами в специально отведенных для этого местах при отходе немецкой линии обороны. Переброске также предшествовала кропотливая отработка ле­генд для последующего их применения при пере­ходе линии фронта и в советском тылу.

Переброска агентов-разведчиков в глубокий тыл СССР производилась без указания конкретного срока для возвращения. Таким группам в обязатель­ном порядке придавался подготовленный радист, снабженный УКВ-приемопередатчиком, замаски­рованным в чемодане, противогазе, патефоне и т. п. Пользуясь данным оборудованием, агентура была обязана передавать информацию в центр на опреде­ленной волне и в оговоренное время. Перед тем как иссякнет ресурс батарей питания рации, следовал доклад в свой разведцентр о необходимости достав­ки сменного комплекта. Батареи и иное имущество доставлялось воздушным путем (сброс груза проис­ходил в условленном месте с парашютом) или вы­сылался агент-связник. При невозможности удо­влетворения потребностей агентуры в этих матери­алах, агентам по рации советовали ее уничтожить, а группе возвращаться к своим хозяевам.

В советском тылу агенты действовали под видом военнослужащих и командированных лиц, раненых, выписавшихся из госпиталей и освобожденных от военной службы, эвакуированных и пр. Вблизи фронта немецкая агентура действовала под видом са­перных подразделений, производящих минирование или разминирование переднего края, связистов, ис­правляющих линию, снайперов, сотрудников Осо­бых отделов, выполняющих особое задание, ране­ных, направляющихся в госпиталь после боя, и т. д.

Под соответствующую легенду и район выброски агент снабжался всеми необходимыми документами для продвижения и проживания в советском тылу. Зачастую документы были подлинными, т. к. неко­торое время назад были отобраны у военнопленных или жителей занятых немцами областей. Чаще всего немцы выдавали своим агентам военные и граждан­ские документы, выписанные на вымышленные фа­милии. При необходимости заброски агента в рай­он, где его хорошо знали, он снабжался фиктив­ными документами на свои подлинные имя и фамилию или своими подлинными документами.

Наиболее часто немцы выдавали своей агентуре следующие фиктивные документы: удостоверение личности комсостава, командировочные предписа­ния, расчетно-вещевые книжки комсостава, про­довольственные аттестаты, выписки из приказов о переводе из одной воинской части в другую, дове­ренности на получение различного имущества со складов, справки о медицинском освидетельство­вании и прохождении военно-врачебной комиссии, о выписке из госпиталей и отпуске после ра­нения, красноармейские книжки, удостоверения об освобождении по болезни, паспорта с отметка­ми о прописке, трудовые книжки, справки об эва­куации из населенных пунктов, оккупированных немцами, партийные и комсомольские билеты и кандидатские карточки, наградные книжки и вре­менные удостоверения о наградах.

Кроме готовых документов, агентуре выдавалось определенное количество чистых бланков разных военных и гражданских документов, командиро­вочных предписаний, аттестатов и требований на железнодорожные перевозки и иногда выдавались печати и штампы советских воинских частей.

Агентов также снабжали денежными суммами, величина которых зависела от срока на выполне­ние задания и его характера. Обычно выдавались денежные суммы от 500 рублей до 500 тысяч руб­лей, а иногда и выше.

Экипировка агентуры производилась с учетом документов в советскую военную форму или в гражданское платье. Выдавались также комплекты запасной одежды.

Характер полученного от немецкого руководства задания всегда полностью соответствовал пройден­ному курсу. Разведывательная агентура внедрялась в районы боевых действий советских воинских частей для сбора информации об укреплениях, расположе­нии, вооружении, нумерации и наименовании со­ветских частей на определенном участке фронта. Агентам поручалось выяснение фамилий команди­ров частей и соединений и по возможности прово­дить сбор информации о них. Особое внимание раз­ведчики должны были уделять резервам, перебрасываемым к линии фронта, отслеживать перемещение воинских эшелонов и грузов, устанавливать место нахождения различных армейских складов и баз, аэродромов, количество и типы самолетов на них.

Агентуре, забрасываемой в глубокий тыл Союза ССР, поручалось собирать сведения о формирую­щихся воинских частях, местах их расположения, личном составе и для каких участков фронта они предназначены. Помимо таких чисто военных разведзаданий, агентуре поручали сбор оборонно-эко­номической информации. Так, агенты собирали сведения о местах нахождения и производитель­ности оборонных заводов, при этом особое внима­ние обращалось на предприятия авиационной, тан­ковой и артиллерийской промышленности.

Агенты-диверсанты имели задания по устройству диверсий на железнодорожном транспорте, уничто­жении баз и складов с продовольствием и других важ­ных объектов. Кроме того, им вменялось в обязан­ность проводить антисоветскую пропаганду, совер­шать убийства офицеров и генералов Красной Армии. На завершающем периоде войны диверсан­ты, забрасываемые в советский тыл, имели задания по организации и сплочению повстанческих отрядов для проведения диверсионных акций. На вооруже­нии у них состояли особые заряды повышенной мощ­ности взрыва и вмонтированные в противогазные сумки, вещмешки, консервные банки, либо в виде пищевых концентратов, или кусков каменного угля.

После выполнения задания агентура должна бы­ла пересечь линию фронта и возвратиться в тот орган, что производил заброску. Для перехода ли­нии фронта агентов снабжали специальным уст­ным или письменным паролем.

Агентов, вернувшихся с задания, тщательно проверяли через других агентов и путем неодно­кратных устных и письменных допросов. При этом уделяли внимание деталям их повествования — датам, местам нахождения на советской террито­рии, маршрутам следования. Особое внимание бы­ло уделено выяснению обстоятельств беспрепятст­венного выполнения задания со стороны совет­ских органов безопасности. Агента многократно допрашивали с целью выяснения возможности его задержания и дальнейшей работы под советским контролем.

При возвращении с задания группы агентов все ее участники изолировались друг от друга. Их по­казания сличались и подвергались тщательной про­верке. Если показания агентов не внушали дове­рия, то их направляли в «Гехаймнистерлагеря» или передавали ГФП.

На заключительном этапе войны немецкие разведорганы стали готовить агентуру из числа членов различных антисоветских партий и организаций Прибалтики, Польши, Балканских стран и Герма­нии. Эта агентура готовилась по сокращенному курсу и предназначалась для проведения диверсионно-повстанческой работы в советском тылу.

В последние месяцы войны и после ее окончания большинство немецких агентов было арестовано ор­ганами госбезопасности СССР. Часть обученной агентуры, находившаяся к тому времени в советском тылу и не имевшая связи со своими шефами либо вернувшаяся в СССР по репатриации, осталась не­раскрытой. Некоторая часть агентуры укрылась в За­падной Германии, где оказывала услуги западным разведслужбам в их работе против СССР.

Разведывательные и диверсионные школы Абвера. «Абвер-2» в Берлине


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here