Разведывательные и диверсионные школы Абвера. Набор агентов

0
218
Разведывательные и диверсионные школы Абвера

До начала Второй мировой войны немецкие разведорганы вели активную разведывательную работу путем заброски агентуры, подготовленной в индиви­дуальном порядке. За несколько месяцев до начала крупномасштабных военных действий против СССР абверштелле «Кенигсберг». «Вена», «Краков» орга­низовали ряд разведывательно-диверсионных школ, в которых велась подготовка агентуры для последу­ющего ее использования против СССР.

В первый период своего существования выше­упомянутые школы комплектовались из эмигрант­ской молодежи и членов различных антисоветских организаций. Выпускники этих заведений забрасывались на советскую территорию с разведывательными и диверсионными задачами. Однако практи­ка показала, что агентура из эмигрантской среды плохо ориентируется в советской действительности, что служит основной причиной ее провалов.

С развертыванием военных действий на Восточ­ном фронте немецкие разведорганы приступили к расширению сети разведывательно-диверсионных школ. Такие органы были созданы при штабе «Валли», ACT «Остланд», при разведывательных и диверсионных командах Абвера, действовавших при немецких армейских группировках.

Агентов для обучения вербовали в основном из военнопленных, согласившихся сотрудничать с Аб­вером, перебежчиков и антисоветски настроенных лиц, оставшихся на оккупированной территории. Органы Абвера делали главную ставку на бывших военнопленных, полагая, что из них можно бы­стрее подготовить агентуру и внедрить ее в совет­ские воинские части.

Подбор агентуры производили официальные со­трудники школ, а также эмигранты, которые спе­циально посещали пункты приема военнопленных, пересыльные и стационарные лагеря. В первую очередь агентура подбиралась из перебежчиков и лиц, давших ценные показания при пленении, а также зарекомендовавших себя в работе на нем­цев в лагерях военнопленных, и лиц, подвергав­шихся репрессиям со стороны Советской власти. При этом принималась в расчет прежняя профес­сия и личные качества будущего агента. Преиму­щество отдавалось радистам, связистам и саперам и вообще лицам, имевшим достаточный кругозор.

Агентура из среды гражданского населения приобреталась по рекомендации немецкой контрраз­ведки и руководства антисоветских организаций. Еще одной базой для вербовки потенциальных агентов являлись добровольческие формирования.

Как правило, с каждым из кандидатов перед вербовкой проводилась индивидуальная беседа для вы­яснения его биографических данных, связей в СССР, личных качеств, отношения к советскому строю, немцам и пр. Вербовкой также занималась внутрилагерная агентура, которая производила предварительное «прощупывание» кандидата. В этих же целях вербовщики привозили в лагеря военноплен­ных своих агентов, которые действовали под видом военнопленных.

Лиц, согласившихся работать на немцев, немед­ленно изолировали от остальных военнопленных и в сопровождении немецких солдат или самих вербов­щиков направляли в специальные проверочные лаге­ря или непосредственно в школы. При вербовке за­частую применяли методы подкупа, провокации и уг­розы. При этом приглянувшегося кандидата аресто­вывали за действительные или мнимые проступки и предлагали ему искупить свою вину работой на про­тивника. После этого завербованные проверялись на практической работе в качестве агентовконтрразведчиков, карателей и полицейских. Окончательное оформление вербовки проводилось в школе и в про­верочном лагере. После этого на большинство аген­тов заполнялась подробная анкета, бралась подписка о добровольном сотрудничестве с немецкой развед­кой, агенту присваивался псевдоним, под которым он числился в школе. В ряде случаев агент приводился к присяге на верность Рейху и дактилоскопировался.

Преподавательский и инструкторский состав раз­ведшкол вербовался из эмигрантов и коллаборацио­нистов, бывших советских офицеров, «повязанных» с немецкой разведкой выполнением спецзаданий в советском тылу. Общее руководство школами осу­ществляли немцы — кадровые сотрудники разведки.

Отобранная агентура пребывала в предваритель­ном лагере около 2—4 недель, где подвергалась уси­ленному промыванию мозгов, занималась строевой и военной подготовкой, получала общее представ­ление о методах разведработы и проверялась через внутрилагерную агентуру. Агенты, не внушавшие доверия или неспособные, отчислялись и направ­лялись в «Гехаймнистерлагеря». Там агенты, посвя­щенные в тайны разведслужбы, были изолированы от остальных военнопленных.

Новички, успешно прошедшие проверку, на­правлялись в школы. В разведшколе обычно одно­временно находилось до 300 человек, в диверсионной — до 100 агентов. Срок обучения зависел от характера предполагаемой работы. Для разведчи­ков ближнего тыла — от 2 недель до 1 месяца, для разведчиков глубокого тыла — до 6 месяцев, ди­версанты учились от 2 недель до 2 месяцев, ради­сты — от 2 до 4 и более месяцев.

Для более качественной подготовки агенты разби­вались на учебные группы по 5—20 человек, с учетом индивидуальных способностей. Занятия в основном носили вид лекций и практики на местности.

Продолжение:
Разведывательные и диверсионные школы Абвера. Обучение

 


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here