Почетный вымпел за набор массы в пионерлагере

0
18
Пионерский лагерь

Мальчишки и девчонки моего поколения прошли через пионерские лагеря. Построение под дребезжащие звуки горна, марш под барабанную дробь, купание по свистку, прощание у костра.

В середине шестидесятых я, как и многие, проводил смену или две летом в пионерском лагере. В поселке имени Морозова был свой лагерь, вернее лагерь был частью Госзавода имени Морозова. И работникам этого завода продавали путевки в Пионерский лагерь «Ветерок» за 8 -9 рублей на смену. «Ветерок» располагался, да и сейчас находится там, на берегу Ладожского озера, в окружении сосен. Каждое лето до седьмого класса я проводил в этом лагере иногда по две смены. Родителям было удобно сдавать нас под присмотр лагерных работников. В поселке было в то время много прудов и карьеров, и детвора часто проводила там напролет свои дни без присмотра старших. А в лагере над нами был глаз всевидящих пионервожатых и четырехразовое питание.  В этих лагерях, в каждом отдельном отряде, текла своя жизнь наполненная буднями — построения, развивающиеся кружки, прием пищи, свободное время, отбой, и приключениями, которые происходили вопреки лагерному распорядку.

Этим летом я проводил там уже вторую смену. В первой смене у нас была пионервожатой студентка ВУЗа Настя. Я даже и не помню, как по отчеству, многие из нашего отряда хотели казаться взрослыми и называли ее просто по имени. Правда, не в присутствии старших. В нашем отряде всегда собирались морозовские ребята. И с нами была беда. Мы бегали домой, а это всего чуть больше километра и сбегали без спроса купаться или за ягодой. Да и кто бы нам разрешил. Естественно эти показатели всегда понижали наши шансы на получение первых мест по окончании смен на торжественном построении. И вот вторая смена вподряд и опять почти тот же состав не послушных. Настя упала духом, как оказалась практика в пионерском лагере ей была послана свыше. И эта смена прошла для нас с Настей как под копирку, т.е. все, что было плохое в прошлой смене произошло и в этой, а хорошего поведения и успешных выступлений на смотрах не было ни в той смене, ни в этой смене. Уже осталось три дня до окончания смены и вручения премий воспитателям, отрядам и пионерам.    Я играл с ребятами в битку, набивая ее ногой, девчонки бегали вокруг нас с истошными криками. Настя на скамейке читала книгу. После сигнала на ужин Настя покачала головой и грозно зарычала на нас:
– Хоть на ужин не опаздывайте, видеть и слышать вас не хочу!, — и что-то потом пробубнила себе под нос. Конечно мы осознавали, что ей не очень приятно с нами работать, да и страшно за нас и за себя. По дороге к столовой мне опять попался дурной плакат «Расти богатырь», с уплетающим кашу малышом.

И мне пришла идея, глупая, но легко исполнимая. Каждую смену во второй день начала и в предпоследний, пионеров взвешивали, как бройлерных цыплят, суммируя разницу, выводили цифры оздоровления за время нашего пребывания в пионерском лагере. Я уже был малость начитан о весовых категориях в боксе и борьбе, и немного понимал, как уменьшать вес и набирать. Я предложил нашему отряду, а вернее группе которая считалась передовой или задавалами плохого тона, попробовать улучшить показатели в наборе массы нашего отряда. Сперва идея показалась наивной и не нужной. Но обдумав и пошушукались с девчонками, мы согласились на этот эксперимент. Свинцовая бита около полкило и взвешивание до принятия утренних процедур —  вот был мой план.

Назавтра, как только горн прозвучал, нам пришлось быстро убрать кровати и шагом отправиться в медсанчасть. Как назло, заведующая медсанчастью опоздала минут на десять. Мальчишки начали взвешиваться первыми. Шумя и толкаясь, чтобы отвлечь внимание, передавали из рук в руки биту. И бегом направлялись к туалетам и умывальникам. Не всем удавалась это сделать, не останавливаясь в кустах. Но все обошлось без эксцессов. Вечером Настя отняла у меня биту, за то что мы плохо пели и баловались на последней репетиции.

На следующий день, после завтрака, на торжественной линейке, отмечали победителей разных номинаций в конкурсах и достижениях в лагерной жизни. Мы ждали что и нас, т.е. наш отряд тоже отметят хотя бы призовым местом. Но всем вручили похвальные грамоты и наш отряд никак не отметили. Перешли к торжественным речам. И когда мы уже совсем приуныли и прослушали речь какой-то дамы, все, чуть ли не весь лагерь, стал кричать нам «браво». Оказывается, наш отряд прибавил в весе больше, чем какой-либо из Ленинградской области, и нашему воспитателю и директору выдали по вымпелу от какой-то областной организации. Наша Настя светилась лучезарной улыбкой. После линейки я подошел к Насте и попросил биту, сказав, что суммарная сумма веса биты на количество мальчиков и девочек это и есть прибавка к нашему весу. Психанув, она ушла к себе в комнату, но за обедом Настя подошла ко мне, поцеловала в щечку и передала пакет. В пакете был новый эcпандер и моя бита.

«Заметки о неспортивном поведении» Г. Зобач

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here