Награда нашла героя. Как потерял мастерские корочки

0
14
Мастер спорта СССР

2004 г. июль – сентябрь.

С переездами и сменными квартирами я не нашел своих удостоверений. И позвонил в Москву, в Спорткомитет, в наградной отдел. На мою просьбу мне ответили:
— Напишите нам указав примерные даты выполнения или присвоения вам званий.
— У меня есть копии удостоверений.
— Это еще лучше. Высылайте нам копии.

Через пару дней я отправил заказное письмо. А спустя неделю я нашел в портфеле свои «родные». Мне было стыдно, но отказ в Спорткомитет я не написал. Пришел сентябрь. Из городского спорткомитета мне позвонила девушка и попросила прийти за вручением документа. Я плохо расслышал, но понял, пришли мастерские документы.

Через неделю, выкроив время, собрал презентационный пакет и поехал на Миллионную.

Аккуратно пройдя через турникет, чтобы не обыскали пакет, я поднялся в наградной отдел.  Наш Спорткомитет тогда и сейчас выглядит, как памятник советской эпохи. Коридоры и маленькие кабинеты, заставленные столами и шкафчиками со стеклянными дверцами, законсервировались.

Постучался для приличия и тихонько вошел в дверь. На меня внимательно посмотрели великие спортсменки: Казанкина Татьяна Васильевна и Иванова Екатерина Владимировна.
— Милые дамы! Благодарю за честь принять меня. Как говорится, лучше поздно, чем никогда.
— Жора, когда тебе сказали подойти? – с напускной строгостью накинулась Иванова.
— Мне девочка звонила, но я плохо расслышал ее уговоры!
— Девочка ему звонила. Успокойся, чай не 25! У нас тут нет девочек.
Я поставил на стол Vana Tallinn и аккуратно вытащил шоколадку Kalev. А что большего можно ожидать от русско-эстонского спортсмена. В Эстонии – «Московская» и шоколад «Вдохновение».
— Жора, ты настоящий мужчина! Мы тебя всегда любили! А ты, обойдя нас, написал в Москву, почему?
— Чтобы не волновать Вас лишний раз, — и заулыбался.
— Татьяна, где его бумажки? – и Владимировна сама пошла к шкафу и достала папку. — Голову еще не потерял? Вот забирай свои мастерские. Ладно, — она опять приоткрыла дверцу шкафа, наклонилась, как позволяла ее высокая фигура, и достала коробку шоколадного зефира, – шоколадку твою приберегу.

В кабинет зашла дама. Поздоровалась, стала шушукаться с Екатериной Владимировкой. Я перебросился парой фраз с Татьяной Васильевной. Когда дама закрыла дверь кабинета, Иванова встала и стала торжественно декларировать:
— Георгий Григорьевич, от имени Госкомспорта России поздравляем Вас с награждением знака «Отличник физической культуры и спорта России. Троекратное ура!
Я не на шутку взволновался.
— Вот так-то! И не хотел к нам ехать. Зал Олимпийской Славы, торжественная обстановка! Эх, ты!
Выпили по рюмочке ликера. Затем мы пили кофе, ели зефир. Дамы иногда отвечали на телефонные звонки.
— Почему ты к нам не пришел работать, когда тебя Сбитнев приводил (С.В. Сбитнев, мой тренер и Председатель городского спорткомитета при Собчаке)? — вдруг спросила Екатерина Владимировна.
— Что-то не сложилось, — скромно ответил я.
— Ладно, расскажи нам что-нибудь интересное, а тут сидим, скукота, одни спортсмены.
— Понял! Я уже просто прохожий.
— Не капризничай. Расскажи.
— Хотите про 600 секунд?
— Точно, что у вас там было? Труп, да? – Казанкина посмотрела на часы. — Конец рабочей недели. Слушаем из первых уст.

«600 секунд»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here