Начало спортивного пути

0
56
1972 Георгий Зобач

Есть ли спорт в моей жизни? Думаю, спорт — это моя жизнь.

С детства, лет с 6, мне нравился спорт. Это считаю, заслуга моего отца, он перед войной, закончил «Высшую школу тренеров» в Минске. Отец следил за многими видами спорта, беседы о спорте — все это заразило меня, и этот диагноз стал для меня хроническим недугом, точнее другом. Я уже во втором классе делал стойку на руках на брусьях и мечтал стать гимнастом, борцом и выиграть Олимпийские игры по нескольким видам спорта. Утопия? — Да! Но, эта мальчишеская мечта исполнилась на 10 процентов в минус 10 степени): четыре значка о спортивном мастерстве, все же доказывают, что мой спортивный путь был не однобок.

Перейдя в среднюю школу, я ходил, наверное, на все спортивные секции, ну кроме футбольной, к этому виду спорту у меня «особое отношение». Легкая атлетика, лыжный спорт и даже 1,5 года баскетбол.

В 8 классе, после Нового Года, меня пригласил Александр, сосед по двору в строившийся зал тяжелой атлетики. Его брат Виктор уже был перворазрядником и учился в 10 классе. Тяжелоатлеты поселка, оказывается, были хорошими спортсменами. Ездили на Первенства Ленинградской области и уже некоторые были призерами. А, к своему стыду, я и не знал, что у меня под боком есть «штангисты». Место под зал им недавно дали в заброшенном, разрушенном цеху производства серной кислоты, в километре от границы поселка. Туда, на валы из отходов, мы в детские годы (1-4 класс) приходили зимой покататься на лыжах. А до этого тяжелоатлеты метались из конуры в конуру.

Через неделю правда меня отчислили из юношеской секции за то, что я во время тренировок постоянно то отжимался на брусьях, то подтягивался в перерывах между подходами к штанге. Я не хотел терять время, пока подходили другие мальчишки к снаряду, в ожидании своей очереди к штанге. Сергей Михайлович Николаев, основоположник тяжелой атлетики в поселке и старший тренер, сказал перед строем, что ему «такие» не нужны. Какие, такие, и я и мои сверстники не поняли. И мне пришлось опять возвратиться в сарай. В сарае у меня были резиновые жгуты, эспандеры, гантель, сделанная отцом, весила около 16-18 кг и скат от узкоколейной вагонетки. Этот скат я украл со двора, волоком и катом перетащив ночью в сарай. Ребята со двора и не догадывались, что маленький добродушный Егорка мог на такое позариться. Во дворе решили, что он уже кем-то сдан на металлолом.

Читал в «запой» спортивные журналы. В те далекие времена эти издания печатали статьи об атлетической гимнастике. Брал в библиотеке спортлитературу по другим видам спорта. Там тоже были главы, посвященные силовой, выносливой, скоростной подготовке спортсменов данного вида спорта. Тогда я прочитал, наверное, тонны страниц, поднимая в сарае свои жалкие килограммы. В 70-м году в библиотеке я наткнулся на статью в «Технике молодежи» о «культуризме» с набором упражнений. В статье была фотография впечатляющего негра, позирующего трицепс (С. Олива), что определило мои каноны красоты на долгий период.

В майские праздники открыли на водной станции гребную секцию. И я со своим другом Анатолием, записался туда и стал неистово тренироваться. Гребля прекрасный вид спорта, превосходно закаливает организм и укрепляет физически. Секцией руководил Председатель совета физкультуры поселка Ветров. Это была его внештатная работа на полставки. Арсенал лодок был достаточно приемлем для тренировочного процесса. В конце мая я пришел опять в зал тяжелой атлетики.

В сарае мне было тесно и невозможно делать ряд упражнений, я пошел попроситься в секцию тяжелой атлетики. В своем юном умишке решив, что ноги и спину я буду тренировать там, а руки уже у себя в сарае. Сергей Михайлович увидев меня, сказал, что он знал, что я приду. Он мне разрешил ходить со взрослыми с 18.00. Я спросил:
— Каждый день?
— Посмотрим…

И вскоре у меня был ключ от зала. Так я почти все лето провел на гребной станции и в спортзале, изматывая себя нагрузками. Прекрасное было лето!

В июне Ветров повез нас на соревнования «Кубок Большой Невы». Толпа морозовских парней и девушек набралась большая. Но только четыре школьника. Остальные ребята были старше нас на три-четыре года. Но мы друг друга знали хорошо и дружно ехали в Ленинград.

У нас не было своих лодок и нам дали в эллинге водно-спортивной базы «Динамо» выбрать байдарки. Выбор был не особо большой, но лодка у нас, «школяров», оказалась удачной. В четверке я сидел четвертым, как самый «мощный». Может не самый тяжелый, но все меня называли добродушно, из легкой зависти, «толстым».

И наша четверка на байдарке заняла первое место среди сверстников. Возбужденные победой мы досмотрели все соревнования до конца, до полуночи. Все-таки «Белые Ночи». И помчались на последнюю электричку. Мы радостные ехали в электричке, у каждого был прикреплен значок на рубашке и мы гордые выставляли их напоказ перед малочисленными пассажирами поздней электрички.  Через два дня нам объявили, что нас берут на спортивные сборы для подготовки к Всесоюзной спартакиаде школьников. Это были первые мои сборы в спортивной карьере.

Сборы были в Красном Селе, на озере. Прекрасное живописное место. Нас около 20 мальчишек и девчонок из Ленинграда и Ленинградской области разместили на лодочной станции в большой комнате. Спали мы на раскладушках, обедать ходили в столовую.

Тренером был у нас Александр, он разрешил нам так его называть, и поэтому фамилию я не запомнил. Выглядел он прекрасно, подтянут, ухожен и весел. В отличие от Ветрова, человека добродушного, полноватого и не в меру вялого.

Тренироваться мы стали с первого дня усиленно и много, по 3 раза в день. Перед завтраком бегали, после завтрака гребля, после тихого часа опять гребля. Вечером я подкачивался, на базе была самодельная штанга весом в полном сборе килограмм 70. Иногда мальчишки старше меня тоже занимались, так, минут по десять. У меня уже появились небольшие навыки рывка и толчка, и я их с удовольствием демонстрировал перед немногочисленной аудиторией занимающихся или просто детворы, приходящей к нам покататься на лодках или купаться. Озеро было красивым и вода очень чистая. Мы сами постоянно после тренировок плавали с масками и трубкой, иногда нам Александр выдавал свое подводное ружье.

На прикидках в заездах каждое воскресенье я показывал очень скромные результаты в одиночке на 500 метров, наверное 7-9 место из 12-14 парней. Хотя я старался на тренировках, не отсиживался в кустах, да и выходил из воды последним, делая еще кружок по озеру. Иногда даже брал каноэ и ходил по озеру, овладевая техникой каноиста.

В одно из воскресений ко мне приехали родители. Меня отпустил тренер с ними погулять. Отец взял прогулочную лодку и мы катались трое по озеру. Отец за веслами, я уплетал домашние припасы, а мама задавала вопросы. После разговора с тренером, отец мне сказал, что результаты у нас слабенькие. И Александр особых надежд не питает. Это меня смутило и огорчило, вроде тренируемся много.

Через две недели мы поехали в Псков на соревнования. В Пскове нас разместили в каком-то общежитии и выдали талоны на питание в столовой. Александр нам объяснил, что не использованные талоны можно реализовать на шоколад или на деньги. Я стал экономить. И в последний день пребывания в Пскове вынес из столовой десять шоколадок «Золотой Якорь» и три рубля.

Но перейдем к самим соревнованиям. Во-первых, мы приехали без своих лодок, хотя многие команды приезжали со своим «флотом». И это очень правильный и серьезный подход к соревнованиям. Нам и таким же «безлошадным» дали выбрать из того, что было на местной базе. Александр выбрал нам несколько лодок, некоторые мы быстро поменяли по разным причинам и стали их обкатывать. Тренер ушел нас заявлять на завтрашние старты, а мы привыкали к новому инвентарю. Байдарка четверка нашей команде досталась одна для девушек и значит выступать парни будут только в одиночках. Байдарку я получил почти новую, она была получше тех, на которых я тренировался. И первые минуты я учился держать равновесие. Некоторые из ребят, которые получили местные лодки, перевернулись с первыми гребками. Но через час я уже «сходил» до моста (1,5 км примерно и обратно), мне по рупору сделали замечание и уже выслали моторку со спецспасателями за мной. Но этот конфликт был урегулирован Александром и меня просто предупредили о границах, где можно тренироваться и куда заходить нельзя.
Первый день стартов. Суета, возбужденность, невроз, волнение и страх перед стартом. Девушки наши в первых заездах показали слабые результаты и не прошли дальше на следующий круг. Парни выступали после обеда. Я единственный сходил в столовую, остальные смотрели за ходом «регаты». К удивлению всех ребят и меня самого, я выиграл свой заезд и прошел сразу в четвертьфинал. Виталий из нашей команды прошел в следующий круг. Через час я вышел на старт второй раз и со вторым результатом прошел в полуфинал. Из Ленинградцев я один должен был выступать на следующий день. Волнения у меня уже никакого не было, я, как сказал тренер, мал да удал. Я, наверное, был самым низкорослым из нашей команды и тем более, из тех, кто претендовал на победы на этих соревнованиях. У меня хорошо получался старт, быстро вырывался вперед, но потом меня накатывали более рослые ребята с длинными рычагами и, как правило, обгоняли к финишу.

Наступил день полуфиналов и финалов у байдарочников. Александр со мной ушел из гостиницы рано утром, мы позавтракали и пошли к базе. Там он договорился и поменял мне байдарку. Лодка показалась мне еще уже, но длиннее. Он ее почистил и чем-то смазал. Я посидел в ней, немного погреб и вернулся на бон. Мы стали ждать моего старта. Уже было 12 часов и наши ребята собрались на берегу около финиша. Я не помню, как я греб, но прошел в финал. До финала было два часа и я пошел обедать. От усталости или от волнения я хотел есть. Когда Александр узнал, что я ходил в столовую, он потрепал меня по голове и сказал всем, что это настоящий спортсмен. Что он имел ввиду, тогда я не знал. Но мне было приятно. Финал задержали на полтора часа. Я по результату предварительных заездов был на восьмой «воде», это самая плохая позиция. Какой результат в полуфинале, такая и дорожка. Было два фальстарта и кого-то дисквалифицировали. Нас осталось семь участников. После выстрела я сорвался со старта и греб изо всех сил, я видел, что лидирую, но уже к метрам 200 меня все съели. И шли все почти ровно. Силы меня покидали, но закрыв глаза я махал руками и вращал туловищем изо всех своих юношеских сил, как мог быстро, и мечтал только о том, что после финиша кувыркнусь с байдарки в воду и буду наслаждаться прохладой. Пройдя финиш, еле подъехал к бону и на четвереньках вполз на дощатый настил. Мне помогли встать, так как у меня дрожали ноги и руки. Говорить я не мог, пересохло во рту. Про результат я и не спрашивал, сил не было и никакой надежды. Но зря, моя фамилия прозвучала третьей, т.е. я стал призером Всесоюзной Спартакиады школьников. Сейчас бы сказали «это круто», для меня это было просто замечательно, я не спал всю ночь после награждения, теплая волна приятного переживания не давала мне успокоиться.

По дороге в Ленинград, в поезде Александр сказал, что я единственный из команды тренировался в Красном Селе, а не катался по озеру от берега к берегу, спал в тихий час и не бегал ночью по садам за яблоками. И то, что я ходил сам в столовую и ел перед стартами, а не дрожал, как зяблик в холодное утро, и усидеть в новых лодках мне помогло, то, что я после тренировок брал каноэ и учился на ней ходить, занятия со штангой, говорит о том, что человек хочет достичь результата. Правда, я это все делал, как само собой разумеющееся, без особого усилия извне. И он не побоялся усадить меня в новую лодку. Кроме меня его, наверное, и никто особенно не слушал, все радостно галдели и все равно очень были довольны поездкой и что, наверное, правда, результаты соревнований особенно никого из них не волновали. А у меня была ваза за третье место, десять дорогих шоколадок и три рубля.
Мою фамилию отметили в газете, как спортивного школьника. В сентябре в школе меня перед классом поздравил и похвалил физрук Виталий Павлович.

Но после этих соревнований я переключился на тяжелую атлетику серьезно. И просто доходил до конца лета на гребную базу. Гребля на байдарках у меня отошла на второй план, как спортивное поприще не для меня. Я понимал, что там мне ничего не светит с моими физическими данными. Да и секция на следующий год уже была закрыта. Вот такой путь привел меня к Штанге – спортивному снаряду, который встал на первое место в моей жизни.

Георгий Зобач — Отличник физической культуры и спорта России

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here