— Мои друзья — хоть не в болонии, но тумаки им не страшны

0
272
Мои друзья хоть не в болонии

Ходили мы в болонии!

Обладать болоньевым плащом было очень престижно. Он был культовой вещью того времени. Человек в таком плаще был показателем связей и достатка.

И вот моя мама купила кусок материала «с рук» у своей знакомой в Ленинграде. И решила меня порадовать, сшить мне такую презентабельную вещь.

В эти дни в наш магазин завезли черные полуботинки. С широким носком и высоким каблуком. «То, что доктор прописал» — высокий каблук для меня коротышки и тупые «рабочие» носки!

Нам со Славой — это мой друг и сосед, проще было купить обувь с нашим 39-40 размером. А вот моему школьному другу Анатолию, размер ноги 43, подыскать 45 размер для будущих туфель было сложно. Я купил две пары за 12.60 руб. — 42 и 43 размера. Почему две пары? Да, про запас. Такой «выгодный» и дешевый фасон не часто появлялся у нас в поселке.

Три ножа, два напильника, столярный клей — и наши рабочие полуботинки превращались в остроносые модельные по последнему писку моды. На это уходило от силы полтора часа — аккуратно оторвать подошву, плавно загнуть носок, обратно приклеить и аккуратно обрезать подошву, подравняв ее напильниками. В носки туфель мы вставляли плотную ткань, чтобы держалась форма. А столярный клей намертво держал подошву. Носок получался бронебойным.

За два вечера мама сшила мне очень приличный плащ с малость приподнятым воротником, проложив какую-то липкую ткань — флизелин вроде мешковины. Попросила показать ей как я выгляжу в такой обновке. Пришлось надеть пиджак и на него уже плащ. Изделия из болоньи форму не держали. Мне казалось, что я выглядел очень фасонно!

Маленькая справка. Болоньевый плащ без подкладки, из тонкой капроновой ткани болонья. В годы моей юности пользовался колоссальным спросом. И особенно после того, как на киноэкранах нашей страны прошел фильм «Рокко и его братья», где герой Алена Делона появлялся в подобном плаще.

В пятницу я в институт не поехал. Спланировал две тренировки и после второй пойти на танцы в Дом Культуры.

После десяти вечера я вышел из зала, Новый плащ и модные туфли поднимали мне настроение. Танцевать я не любил, но к концу танцевальных вечеров старался появляться. Кто девушку последний танцует, тот и провожает.

Когда я подошел к ДК было уже без десяти одиннадцать. Максимум через четверть часа все выйдут на улицу. Я зашел в здание, в раздевалке уже стояли мальчишки и девчонки. Те, кто не хотел толкаться после окончания вечера. Не снимая плаща, я прошел в танцевальный зал, кивнув тете Гале, дежурившей в дверях. В уголке толпились девчушки-школьницы. Одну из них я еще месяц назад приметил, но никаких действий не предпринимал. Пора думаю подойти, не зря же я приоделся. И когда заиграла новая мелодия, я уверенно подошел к ней и легонько взял ее локоток. Она смотрела на меня и у нее дергалось веко. Тут меня дёрнули за плечо, я немного обернулся, думая, что кто-то из своих, оказалось, это был парень в военной форме. Видимо из соседнего гарнизона.
— Ну?
— Моя девушка, — парня немного шатало.
— Купил?
— Очкарик, отошел, я провожаю, — за ним уже стояли его дружки, но я заметил, что Славка с Толиком уже двигались ко мне. — Ну что, пойдем выйдем, — он смотрел на меня, как на школьника в очках. Солдатик схватил за рукав плаща и сильно дернул. Я почувствовал, что рукав треснул по шву. Солдатики не знали, что при таких обстоятельствах наши парни никогда не выходят из станцзала ни на улицу, ни в туалеты. А зачем, в родном месте и стены помогают, и в крайнем случае вся мелюзга, как бандерлоги, кинутся защищать своих родных или троюродных братьев, друзей или соседей, или просто земляков.

И они не успели снять свои солдатские ремни, как модельная обувь, изготовленная нашими умелыми ручками, заменила нам футбольные бутсы. Честно сказать, мы знали, что после таких стычек хирурги накладывают швы, как мы во дворе латаем рваные мячи со шнуровкой. Ах да, не все сейчас помнят такой спортивный инвентарь.

Домой я вернулся уже в спокойном состоянии. Плащ снял еще у Дома Культуры и аккуратно его свернул. Туфли, со сломанным носком засунул под шкаф в прихожей.
Я поужинал, собрал дипломат в институт. И через десять минут уже лежал, ворочаясь, в мыслях перебирая, как мне признаться маме, что плащ порван.

Официальная цена такого плаща – примерно, 40 рублей. В комиссионных магазинах и «с рук» плащи продавали за 80 – 100 рублей. Плащи из ткани болонья носили не только в Советском Союзе, в таких плащах ходили во многих европейских странах, но в большей степени в социалистической восточной Европе. Именно оттуда шел основной поток плащей, продававшийся на у нас на черных рынках.

Утром выбегая в институт, услышал:
— Что плащ не надел?
— Мама, тепло, — спускаясь по лестнице, решил эту новость для нее оставить на вечер.

После института я «отоварил» талоны в столовой на Будапештской. Суббота удалась. Портфель оттягивали две баночки растворимого кофе, две банки болгарского салата, и два килограмма вырезки. Все, конечно, было дороже, чем в магазине, но такой товар надо было найти и успеть купить. А талоны хоть и имели эквивалент денежной единицы, но к ним спортсмены относились проще …

Плащ, но с фасоном реглан висел, на вешалке в прихожей. Оказывается, у мамы был солидный кусок материи. И она перешила рукава на реглан, а из «старых» рукавов сшила себе сумку. Сегодняшние модницы оценили бы тот шедевр.

Вечером ко мне в сарай зашел Слава, я корпел над новой парой туфель. Ведь в понедельник хотелось показаться в институте в новом плаще и в модных туфлях. А пойду ли я на учебу или на тренировку в институтский зал — это по настроению, которое частенько меня ведет по второму вектору.

Вот такая незатейливая история про болоньевый плащ.

Мой Фантомас


ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here