Мальчик иди к нам!

0
107

Летом после девятого класса, меня впервые взяли на сборы со сборной ЛОС ДСО «Зенит». Сборы проходили в Выборге. Для меня, наверное, это был аванс. Весной я выиграл областной совет среди юношей с хорошим результатом. Я установил «кучу» рекордов Областного Совета для юношей. И с кипой грамот, довольный, ввалился домой, вручив их отцу.
На сборах я оказался самым молодым и самым легким. Кроме меня, всем было за двадцать лет и весили, в основном, как минимум, от 70 кг. А человек пять и за все сто. Многие из них уже были призерами и чемпионами Областного Совета «Зенит», а некоторые были призерами Ленинграда и, конечно, мастерами спорта. Мне казалось, что я среди тяжелоатлетической элиты. Для них я был, как сын полка. Меня не обижали, но обременяли разными пустяковыми поручениями. В то время еще был жим классический. Так вот, ребята показывали в жиме очень хорошие результаты от 120 до 150 кг. А я только недавно осилил 80 килограммовый рубеж. Но кто знал, что через год это коронное для многих тяжелоатлетов упражнение уберут из соревнований. А через три года Егорка, как они меня звали, обойдет всех их в толчке, несмотря на то, что многие выступали в более тяжелых весовых категориях. И я буду в недоумении, почему такие здоровые дядьки, какими они мне казались, поднимали сравнительно немного.
То лето было теплое, а некоторые дни были даже жаркие. И мы после тренировки иногда ходили на пляж. Я из зала уходил всегда последним. Когда оставался один, пробовал втайне выполнять новые упражнения, которые подсматривал у старших. Или просто лазил по канату, или занимался на брусьях. А потом шел на пляж или в гостиницу.
И вот раз придя на пляж с трехлитровым бидончиком кваса (была моя очередь ходить за квасом), я увидел картину. Около наших ребят сидели кружком девушки и о чем-то весело болтали с ними. Искупавшись, я прилег на полотенце. Ребята уговорили девушек играть в карты. Я попросил у одной девушки книгу посмотреть. «Таис Афинская» Ефремова. Читалось мне легко, я глотал страничку за страничкой и не заметил как все стали расходиться.
— Можешь почитать, только верни, эта библиотечная, — сказала хозяйка книги.

Я прочитал произведение, написанное в увлекательной приключенческой форме, за вечер. Это в восьмом классе отец подсовывал мне произведения Гюго. Я их читал с интересом, но честно признаюсь, прочитаю главу и отложу. Тяжело сразу все читать было. А роман «Последний день приговорённого к смерти» перечитал еще раз лет через десять, чтобы полностью понять переживания главного героя. Произведения Ефремова я стал читать и в литературных журналах, а иногда брал в библиотеках на сборах. Почему на сборах? Первое — это просто убить время за легким чтением, ну а второе, а второе это вспомнить юное прошлое …

На следующий день пошел на пляж вернуть книгу. Погода была не пляжная, но подводить девушку не хотел. Девушки сидели почти на том же месте. Ребят наших не было.
— Здравствуйте! Спасибо за книгу! – я наклонился и положил книгу около девушки.
— Только спасибо? – хихикая спросила она меня. Я засмущался.
— Придется вам молодой человек вести меня в кино, — она смотрела на меня снизу вверх и улыбалась.
— Пожалуйста, когда?
— Сегодня, на 9 вечера. Как?
— Ладно.
— Тогда у кинотеатра.
Я попрощался с девушками и пошел за билетами в кинотеатр, а затем в гостиницу.
Мы встретились у кинотеатра, я бы, наверное, и не узнал ее. В красивом платье, на каблуках, вьющиеся локоны и чуть выше меня. Она подошла сзади и похлопала слегка по плечу. Я предложил пойти в буфет. Получил отказ, но настоял на своем. За пирожным мы разговорились. Ее звали Варвара. Перед сеансом я купил еще шоколадку.
Из кинотеатра мы пошли гулять по городу. Варвара повела меня в Крепость. Она хорошо знала Выборг, и я следовал за ней. Лето, белые ночи. Только к пяти утра мы подошли к ее общежитию. Попрощавшись, побежал в гостиницу.
На следующий день я опять последний из команды пришел на пляж. Парни с девушками что-то бурно обсуждали и хохотали. Я поздоровался с девушками и хотел прилечь ближе к парням. Но тут услышал.
— Мальчик, иди к нам, — девушки и парни громко рассмеялись. Но я так хотел спать, что прилег где стоял и заснул. Меня разбудил главный тренер, мол, надо в гостиницу.
— А у нас Юля хочет в кино, слабо сводить ее сегодня? – спросила меня Варвара.
Я сходил еще четыре раза в кино. Повезло, что в последние два дня был другой фильм. Но все остальное – буфет, просмотр фильма, прогулка по ночному городу, разговоры и бегом в гостиницу повторялось, как под копирку. Правда уже ни девушки, ни наша команда больше не смеялись. А если и посмеивались надо мной, то, наверное, в мое отсутствие.
В последний день пребывания на сборах я на пляж не пошел. Тренеры дали задание после обеда отвезти документацию в спорткомитет города и получить ее обратно с печатями и подписями. Я на это потратил минимум три часа.
Утром нас уже ждал автобус в Ленинград. После завтрака я помогал тренерам носить вещи из номера в холл гостиницы. Спортсмены, в основном, уже были в автобусе, заняв хорошие места. Выйдя из гостиницы, я увидел девушек, стоящих недалеко от автобуса. Все пять девушек пришли меня провожать. Ребята и тренеры были шокированы.
— Это для твоей мамы, — Варвара вручила мне бумажный сверток, — а мы из-за тебя сменами поменялись, — девчушки меня по очереди расцеловали.
Когда автобус тронулся, один из тяжей стал допытываться, что я такого с ними делал, что они так прилипли ко мне. Еще минут пятнадцать ребята не могли успокоиться, отпуская шуточки в мою сторону. А что я мог сказать, я даже не целовался с ними. Просто водил в кино, гуляли по городу. Девушки работали на какой-то швейной фабрике. Шили постельное белье. А моя мама тоже шила и вязала. Вот я и делился с ними, что мама частенько покупает материал в лоскутном магазине на Кондратьевском проспекте. Иногда перекраивает старые вещи и кроит новые. Любит вышивать ковры. Что у нее есть знакомая женщина в Ленинграде, которая раньше работала манекенщицей. Я сам у нее бывал несколько раз в гостях. Она угощала меня какими-то сладостями, которые привозила из Латвии, где жили ее родители. Показывала журналы мод с ее фотографиями. Мама в это время перерисовывала выкройки. Так же рассказывал, что наша семья в Ленинградскую область переехала из Норильска. Девушки тоже приехали учиться в Выборг из разных городов. А потом их оставили на предприятии в этом городе. Жили они в общежитии. Частенько ездили в Ленинград погулять. Мне нравилось, как они одевались, и я не скрывал этого от них, восхищаясь их платьями. Вот так мы и делились пустяками, бродя по городу …

Когда автобус въехал в Ленинград, я попросил шофера остановиться рядом с Финляндским вокзалом. В электричке ко мне подсел сосед Юра. Он был старше меня и учился в институте. С ним была девушка.
— Егор, дай рубль или трояк! В кино хотели сходить и обломались, на мели сейчас, — он занимал у меня несколько раз и никогда не отдавал.
— Ты рехнулся, у пацана деньги просишь, — встряла его пассия.
— Да у него всегда есть деньги, — перебил ее Юрка. Я покачал головой, что денег нет. Перед отправлением электрички они разругались и вышли из вагона. А у меня настроение было хорошее. Я всю дорогу вспоминал девушек.
Дома никого не было. Я перекусил и ушел в зал. Как хорошо тренироваться в родном зале, даже если он и не так хорошо оборудован. Никто не торопит, дом рядом, все привычно и нагрузку по-особому чувствует организм. У нас в зале был телефон. Потренировавшись я наболтался с некоторыми друзьями, у которых был домашний телефон (это редкость для того времени), и пошел домой.
Когда я открыл дверь, почувствовал, что по мне соскучились. Отец жарил мои любимые драники. Мама сразу бросила вязание.
— Ну как? Все нормально? Не голодал? – мама подошла и обняла меня.
— Мамуль, все было хорошо, мне понравилось.
— Как Выборг? Понравился?
— Да, хороший городишко.
Я достал из портфеля пакет.- Мам, это тебе, — и пошел к отцу. Не успел я сесть за стол, как мы
с отцом услышали какой-то сильный вздох. Мы бросились в комнату. Мама держала руки на груди и охала. На диване лежал пододеяльник красно-желтого цвета. Очень красивый. В те времена редко продавались такие вещи в магазинах. Дефицит господствовал.
Мама еще месяц показывала пододеяльник и наволочки своим знакомым, которые приходили к нам в гости. Откуда было это постельное белье она меня не спрашивала, да я и значения этому не придавал. Только через несколько лет, когда я привез из Польши швейные наборы для нее, она мне напомнила про пододеяльник.
— Егор, там записка лежала «У Вас замечательный сын!» — я смущаясь, почесал затылок. А мама покачала головой.

Мальчик иди к нам!

Уважаемые читатели. Спасибо Вам, что зашли на мой сайт. Вы можете поделиться в социальных сетях этой статьей и прочитать другую статью. Еще раз спасибо!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here