Легенда о мастере жима. Часть 5

0
79
Виктор Карамнов МС СССР 1970

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

Вот и осень, проклятая осень! После летней Олимпиады Международная федерация тяжелой атлетики приняла решение об исключении из классического троеборья жима, как трудно поддающегося судейству. Это изменение правил поломало не одну тяжелоатлетическую судьбу. Наступило время, когда здоровые атлеты-жимовики, доставлявшие радость не одному поколению поклонников «железной игры», стали покидать помост.

Вообще Виктор был добродушный и достаточно умный человек с достоинствами и недостатками, он мог бы стать хорошим тренером, но не хотел понимать простых вещей. Ему не раз говорили:
— Виктор, иди учиться. Сейчас это не составит труда. Тебе помогут. Пригодится.
— Виктор, закончи хотя-бы школу тренеров.

И он поступил в педагогический техникум. С контрольными я ему частенько помогал. И сам он находил короткие пути к сдаче зачетов и экзаменов. Немного в техникуме училось мастеров спорта. Но спорт быстро отошел у него на второй план. А через год Виктор перестал выступать. Но небольшую группу ребят тренировал и вывозил их на соревнования. Но это было не его. В зале он стал появляться все реже и реже. Торговля и «малый» бизнес с друзьями его увлек. И вскоре небольшие, но легкие деньги отвлекли его полностью от тренерской работы.

Нас разделило время. Мои частые сборы, соревнования, переезд в Эстонию, а затем постоянные поездки в Германию и Англию не позволяли появляться в зале, который, я считаю, вырастил меня и воспитал. Почти пятнадцать лет я не видел Виктора.
Только обрывистые слухи, что Виктор снимал напряжение и пил коньяк, а товарищам жаловался на неудачное стечение обстоятельств, на то, что жим убрали из троеборья и зрелищность этого вида спорта ушла в историю. И Виктор тоже уже история и уже никто не увидит и не оценит, насколько уверенно и чисто поднимает он жутко предельные веса. Теперь спорт остался в его воспоминаниях. Стали поговаривать, что он сильно добавил в весе, постоянно жаловался на боль в спине и где-то скитается. Это уже не тот Виктор, что бил рекорды области под шквальные аплодисменты.

В электричке сидели две дамы и о чем-то разговаривали, перебивая друг друга. И слышу, что одна тараторит: — Витька-то штангист опять вчера подрался около магазина. Пьянь непутевая. Попрошайка. Прохода от него нет. Вторая вроде даже попробовала защитить пропойцу, но первая опять напустилась, оскорбляя «штангиста» разными словами, вытирая при этом платком слюну. — Да что ты его защищаешь. Битюк здоровый, работать не хочет, горло свое заливает только. И как таких земля носит. Небось опять около главных дверей мотается, проходу никому не дает.

Отложив свои дела, с платформы я сразу направился к центральному магазину. У входа в магазин стоял большой мужик в фуфайке и держал в руках тряпку.
— Купи шарф, опохмелиться надо, слышишь, купи, — человек протянул серый шарф, – при этом опять что-то бормотал. Кто-то его окликнул: — «Витек, пили к нам!»

Это был не Виктор, вернее не наш Виктор. Я посмотрел на часы. Было около семи вечера. — «Дойду до зала. Может кого-нибудь и увижу!»

Георгий Зобач

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here