Через WC к золотой медали

0
36
Георгий Зобач 1979. 197,5 кг рекорд Ленинграда

Курьезное решение проблемы на соревнованиях. В ранге чемпиона ВУЗов РСФСР я с командой тяжелоатлетов клуба «Технолог» приехал в Курган. В Магнитогорске я выиграл неимоверными усилиями. О чем я писал в рассказе «Две вазы китайской династии Чабоз». К этим соревнованиям я подводился уже целенаправленно. Планомерно убрал объем и повысил интенсивность нагрузки.

Степан Васильевич на взвешивании предупредил меня, что мне хотят дать бой! Ребята были обижены за прошлогодний турнир, где я зубами вырвал у них победу. По начальным весам я понял, два сильных мастера из Курганского сельскохозяйственного института и еще пара ребят могут ввязаться в борьбу, если их заявки соответствуют действительности.

Соревнования проводились в Доме Культуры, вроде, принадлежащего Министерству железнодорожного транспорта. В фойе были фотографии паровозов и мотовозов. Мне нравится выступать на сцене. Софиты, солидная атмосфера, спортсмен на сцене прекрасно смотрится, и зрителю открывается хорошая панорама.

Взвешивание прошло хорошо. Но со вчерашнего дня соревнований уже дошел неприятный слух о плохой магнезии. Это в наше время в залах хорошая магнезия и отличный инвентарь. В то время даже во многих залах тяжелой атлетики в Ленинграде с магнезией были проблемы. Да и качество грифов оставляло желать лучшего. Выступали на грифах, часто не первой «свежести». Иногда были или «лысые», или кривые. Да и помосты на соревнованиях могли оказаться сильно раздолбанные, наподобие наших дорог.

На разминке в рывке я понял, это не магнезия, это какие-то белила. Синеватого цвета, да еще и маслянистые. При входе на помост была та же суспензия.
В рывке я зафиксировал 140. Это на 10 килограммов больше, чем. в прошлом году в Магнитогорске. Третий в рывке — это прекрасно, если учитывать, что только 5 килограммов я проигрывал первому результату. Да и на взвешивании я оказался легче основных соперников. Но это заслуга городского продовольственного комитета Кургана. В столовой, где нас кормили, выбор блюд был мягко сказать скудный.
Впереди толчок. А в толчке веса большие и удержат ли мои маленькие ладошки без магнезии, это вопрос? В рывке я просто протирал руки полотенцем. Степан Васильевич держал его наготове перед каждым подъемом.

Я с полчаса полежал в коридоре на кресле, там было не так душно, отдохнул от рывка. Тренер позвал разминаться, видно осталось до меня 10-12 подходов. Я решил зайти в туалет.

То-ли от натуги, то-ли от удовольствия я посмотрел на потолок. И промелькнула у меня идея. Признаюсь вам по секрету, редко, очень редко ко мне приходят безобразные мысли.

Перед тем, как выйти из кабинки я встал на унитаз. И, о чудо! Ладошки мои уперлись в потолок. Какой я все-таки высокий, не каждый может достать рукой потолок.
Я стал разминаться в толчке. Настроение у меня после похода в туалет поднялось, и это почувствовал Степан Васильевич.
— Георгий Григорьевич, покажем им, как надо толкать!

Штанга на разминке летела, то-ли от моей прикладываемой силы, то-ли от удачного похода в туалет. Все прекрасно, сам себе повторял я! В разминочном зале все ругались, поносили организаторов соревнований, спортсмены психовали, кто-то перезаказывал первоначальные веса. Кто-то отказывался от последующих подходов. Нервозность повышалась, и я видел, как за моей разминкой наблюдали из команд соперников. Я был спокоен и понимал, что и сегодня толчок будет моим апофеозом. Когда разминочный вес дошел до 150 кг., я пошел опять в туалет. Выйдя из туалета, подошел и поднял 150. Время поджимало. Тренер поставил 170, я повторил заход в туалет. Степан Васильевич побелел, что мол с желудком?
— Все нормально, — успокаивал я.
На помосте устанавливают 180, я быстрым шагом по коридору в туалет. Это мой начальный вес в толчке. Степан Васильевич за мной. Из туалета прямо на помост. Вес взят!
— Ну что там – понос или колики?
— Нет!
Тренер спешит к дублирующему протоколу. Ждем подходы соперников.
— Все! Надо 190 для победы. Как ты? Как живот?
— Нормально. — и иду в туалет. Мужской закрыт. Не думая, разворачиваюсь на 180 градусов, открываю женский. Дама около зеркала вопросительно смотрит на меня. Я, не обращая на нее внимания, открываю кабинку, встаю на унитаз и шарю по потолку ладошками. Молодцы девчонки, на два раза побелили потолок, не поленились.
— Что, клад ищешь?
— Нет, золото, только золото, мадам!
Выбегаю на помост. Время еще есть. Настраиваюсь и впиваю ладошки в гриф. Гриф не скользит, хват мертвый. Слава советским «маляршам»!!!
Степан Васильевич в недоумении.
— Третий подход будешь делать. Как самочувствие? Вроде все одно и то же ели, у всех все хорошо.
— 195,5

Диктор объявляет, что на штангу устанавливают рекордный вес Центрального Совета «Буревестник». И та же процедура. Мужской туалет свободен …

В гостинице, после того как я принял душ, и мы собрались на собрание в номере у тренера, я рассказал о походах в туалет. Больше всех смеялся Степан Васильевич, согнувшись он зажимал руками живот. Я не удержался спросить его:
— Ну что там – понос или колики?
– Ой, Георгий Григорьевич, не могу. Вот он, сын разведчика!
Поздравление в вестибюле «Техноложки» закрыло мне сессию. И Степан Васильевич продлил мне «рублевое питание» в профессорской столовой.
— Чтобы понос и колики тебя не мучили!
И не зря меня «кормили», скоро рекорд ЦС ДСО «Буревестник» будет 201,0 кг!

*Золотой мой Ленинград

*Бодибилдинг в СССР. Они вышли из подвалов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here